Исполнение величайшего произведения стало первой страницей в совместном проекте Калужского молодёжного симфонического оркестра и Тульской филармонии

«Реквием» Моцарта оркестр исполнил в сопровождении Тульского государственного хора, который недавно возглавил известный хормейстер и дирижер, доцент кафедры современного хорового искусства Консерватории имени П.И. Чайковского Александр Соловьёв. Сольные партии исполнили молодые, уже известные лица в мире музыки из Москвы и Санкт-Петербурга: приглашенная солистка ансамбля «Эрмитаж» Вита Васильева (сопрано), солистка петербургского театра «Зазеркалье» Кристина Фуш (меццо-сопрано), солист Государственной академической симфонической капеллы России, приглашенный солист Валлонской Королевской оперы, Лионской и Римской опер Максим Сажин (тенор), обладатель Гран-при Международного конкурса оперных певцов в Бескове (Германия) Павел Баранский (баритон).

Серый чёрный человек

«Реквием» Моцарта — жемчужина мирового культурного наследия и самое таинственное произведение, с которым до сих пор связано множество легенд. Флером загадочности была окутана сама история написания «Реквиема» – католической торжественной заупокойной мессы, которую гений Моцарта преобразил в музыкальное концертное произведение. От Пушкина из его «Моцарта и Сальери» в «Маленьких трагедиях» мы узнаем о черном человеке, заказавшем композитору написать «Реквием». История эта Александром Сергеевичем вовсе не выдумана, хотя и не была столь зловещей, как у Солнца русской словесности. Действительно, к композитору пришел человек в сером одеянии и заказал написать в полной секретности «Реквием», хорошо заплатив. Объяснялась такая таинственность очень просто: граф фон Вальзегг цу Штуппах был хорошим флейтистом, большим почитателем музыки и иногда заказывал композиторам какое-либо произведение, выкупая затем права на него и переписывая партитуры своей рукой. Графу, видимо, хотелось почувствовать себя сочинителем музыки. Этакое вполне невинное желание, за которое он хорошо платил. В память о своей почившей жене граф задумал исполнить «Реквием» и с тем послал к великому, но больному в ту пору Моцарту своего управляющего. Понятное дело, что ни одна душа не должна была знать, кто приходил, от кого, ведь потом графу предстояло выдать «Реквием» за свое произведение.

Но таинственность эта только распалила воображение Моцарта, который был болен, влачил, несмотря на свою гениальность, плачевное, нищенское существование. Композитор был охвачен сильной тревогой, и, возможно, это еще более усугубило его состояние. «Мне день и ночь покоя не дает мой черный человек. За мною всюду как тень он гонится…» Ему не давали покоя видения. И, наверное, он даже подумал, что «Реквием» был за казан для него самого. Это, впрочем, волею судьбы стало действительностью.

«Восстанет творенье»

Моцарт, по свидетельству современников, был глубоко верующим католиком и вложил в свою музыку самые искренние переживания, описав загробный путь души, неизбежный страшный суд и, конечно же, милость и благодать, которые дарует Господь всем раскаявшимся и верующим в него. Потрясающе, но молодой Моцарт, а ему в то время не было и 36-ти, так глубоко все это прочувствовал и так эмоционально передал в своем «Реквиеме», что и спустя несколько веков можно говорить о гениальности и непревзойденном величии этого произведения. Композитор так образно нарисовал музыкальными средствами картины печали и траура, мольбы верующих о прощении Господнем, что это западает в душу слушающих, заставляя задуматься о бренности человеческого бытия. Многоголосый хор только усиливает впечатление о серьезности и неизбежности ситуации: это голоса верующих молят Бога. И им отвечает глас небесный – сольные партии.

У Моцарта все партии и части «Реквиема» построены на контрасте голосов, силе звучания мелодии. Хор очень важен, и туляки во главе со своим новым хормейстером, неподражаемым мастером своего дела, справились отлично. Кровь стыла в жилах. Совершенно замечательно подобраны и сольные голоса. Это все заслуженные уже люди, хоть и молодые. Они смогли передать всю трагичность момента и усилили воздействие хора и оркестра на слушателя.

Считается, что из 12 частей «Реквиема» собственно руке великого Амадея принадлежат только семь. Остальное после скоропостижной смерти композитора дописали по его предварительным указаниям ученики Моцарта.

Особенно сильно звучит в исполнении хора «Dies irae» («День гнева»), который описывает судный день и восхождение душ к трону Божию, где будет определено, кому в рай, а кому в ад. Моцарт взял за основу стихи францисканского монаха XIII века Фомы Челанского. Его строки необычайно трогают душу, рисуя трагические образы.

…Смерти не будет, застынет природа, когда восстанет творенье, дабы держать ответ перед Судящим. Будет вынесена написанная книга, в которой содержится всё, по ней мир будет судим. Итак, когда Судия воссядет, всё сокрытое станет явным: ничто не избегнет наказания…

Музыка получилась еще более щемящей и грозной одновременно, потому что страшен суд и даже праведники не могут чувствовать себя в безопасности. Шесть эпизодов, полных мрачного величия, написаны гением композитора. Смерть и хаос соседствуют в них с мольбами, слезами и светлой печалью, например, в части «Лакримоза», что переводится как «слезная». Необычайна музыка, которая захватывает и держит в своих стальных тисках так, что перехватывает дыхание. Исполнять ее непросто. Калужскому молодежному симфоническому оркестру удалось добиться эффекта потрясения и скорби.

Руководитель оркестра, заслуженный артист России Александр Гиндин был особо энергичен и порывист за дирижерским пультом. В сцене страшного суда создалось впечатление, будто он громадной черной птицей нависает над оркестрантами, даже зябко стало от ощущения чего-то неизбежного. Поразительно. И это при том что профессии дирижера Гиндин еще учится.

* * *

Как-то в середине восьмидесятых в «Мелодию», был такой магазинчик на Кирова в Калуге, выстроилась огромная очередь. Зимой люди стояли даже на улице. Оказалось, за «Реквиемом» Моцарта. Стоя в этой очереди, почти в конце, я молила: только б хватило. Мне досталась последняя пластинка, которую я бережно храню до сих пор и часто слушаю. И вот у нас есть грандиозная возможность услышать это в живую. Концерт в Туле прошел, но 26 марта такой же состоится в Калужской филармонии. В Калуге «Реквием» прозвучит впервые. Реквием – музыка скорби. Но она совершенно не похожа на похоронную. Она выбивается из всех канонов и, кажется, может воскресить, давая надежду на прощение и жизнь вечную. Это, безусловно, мощная музыка возрождения. Понять это трудно. А совместить мог только непостижимый и гениальный Вольфганг Амадей.

 
Татьяна ПЕТРОВА
Газета «ВЕСТЬ» 3 марта 2017 года