Концерт, посвященный 100-летию со дня рождения Эмиля Гилельса, прошёл в Большом зале столичной консерватории. Один из крупнейших пианистов XX века и один из первых советских музыкантов, который получил известность и признание за рубежом, – Гилельс с равной виртуозностью и вдохновением исполнял произведения всех эпох и стилей. Исполнители, которые выходили в этот вечер на сцену, говорили о роли, которую великий музыкант сыграл в их жизни – прямо или косвенно. Сообщает Анна Галинская.

В октябре этого года в холле Большого зала консерватории появился бюст Эмиля Гилельса. Внук пианиста уверяет, что хоть и внешне похож, но характер не передан. Вот он  –  дедушка, только что вернувшийся с гастролей, с полной сумкой подарков.

Внук Эмиля Гилельса Кирилл Гилельс: «Я помню, как он из Японии мне привез маленькую заводную машинку и марципановые банан и апельсин. Я был очень рад».

Все, кто собрался в этот день в консерватории, о Гилельсе могут рассказать массу историй. Басиния Шульман еще ребенком ходила на его концерты, кстати, в этот же зал. Посвящение пианисту – ее идея. В программе – концерты, часто исполняемые Эмилем Григорьевичем.

Пианистка Басиния Шульман: «Уровень его дарования настолько велик, что он входит в пятерку лучших пианистов мира всех времен и народов. Конечно, его будут переслушивать и слушать, учиться на нем».

Имя Гилельса в Москву призвало не игравшего 4 года здесь Бориса Блоха. С гордостью говорит, что земляки – оба из Одессы. Игру маэстро помнит отчетливо – слышал в осознанном возрасте, уже после окончания музыкальной школы. А их первая встреча отложилась в памяти навсегда.

Пианист Борис Блох: «Он играл Третий концерт Рахманинова и Пятый концерт Бетховена. И я еще помню, я к нему подошел после Концерта Рахманинова и сказал, что мечтаю выучить этот концерт, особенно послушав его. На следующий вечер он играл Бетховена, у меня все перевернулось. Говорю: «Теперь я хочу играть Бетховена, потому что теперь я полон этим»».

Бетховен, Сен-Санс и Григ – по концерту на каждого солиста. Александр Гиндин – единственный из всей компании, кто вживую Гилельса не слышал. И все-таки вырос на его звуке, на его записях.

Пианист, заслуженный артист России Александр Гиндин: «Первое имя пианиста, которое я услышал в своей жизни, первую пластинку, которую мне подарила мама на день рождения, мне было лет 8 — 9, две сонаты 8-я и 14-я Бетховена, – были в исполнении Эмиля Гилельса».

В завершение вечера – сюрприз для слушателей, десерт для исполнителей – Седьмой концерт Моцарта для трех фортепиано, гимн инструменту, которому Эмиль Гилельс посвятил всю жизнь.

Источник: tvkultura.ru